?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Написана о себе любимой в 2009 году, и с тех пор постепенно сбывается.

Росла в некотором царстве в некотором государстве кустовая Зависть. Цвела пышным цветом и в положенный срок давала плоды. Иногда - мелочь какая то, иногда - крупные, что твои яблоки, или скорее, помидоры, только горькие. любо-дорого посмотреть, а есть невозможно. Ежегодно опадали фрукты-ягоды, так и оставались до весны, и земля под ее корнями становилась все горше, так что ничего там и не прорастало. Куст рос и рос, и получился весьма декоративный, и поначалу даже экскурсии к ней водили - показывать. Только табличку поставили "плоды не рвать - ядовитые!"


И старалась Зависть почуднее расцвести да побольше очередной урожай организовать. Что новенького узнает - тотчас применяет на деле, чтобы получалось больше, красивее, лучше, чем у других. И однажды ветки под плодами-ягодами не выдержали и сломались. Покатились по земле огромные плоды и пораскатывались далеко-далеко

Странно было Зависти - веток у нее почти не осталось, но даже какая то легкость образовалась благодаря этому. Как когда-то давно, когда была она всего лишь кустиком с забавным названием.. забыла каким. Всю зиму она недоумевала. Даже спать не ложилась - все привыкала к своему новому состоянию. Ей весной и цвести не захотелось. Неинтересно стало. Молча простояла она все лето. Тропинка к ней вся заросла травой, а табличка упала от ветра, и над ней выросли голубые цветочки. Осенью пришли большие тучи и вымыли Зависть до самых корней. Она почуствовала такую усталость, что уснула, как умерла - от первого ноябрьского мороза

На вторую весну она проснулась с подснежниками. И поняла, что пора. Она развернула листочки один за другим и за две недели выгнала двенадцать бутонов. Все они раскрылись в воскресенье, когда в отдалении били полдень городские часы. Запах был такой изысканный и чудесный, что городской парфюмер от стыда побросал все свои склянки в реку, и всю неделю пойманная рыба потом пахла духами. Она стояла и смеялась, показывая небу розовые цветы. Она вспомнила, как ее звали тогда, давно. Тогда ее звали Радость.